10. З.С. Галашевская. Лесничий – фронтовик из Орлецов

Мы помним и гордимся знаменитыми учёными – лесоводами, внесшими большой вклад в развитие науки и ведения лесного хозяйства, но есть и незаметные рядовые труженики, которые всю свою жизнь посвятили служению Северной тайге.
Я хотела бы рассказать об Александре Алексеевиче Пономарёве, ветеране труда, участнике Великой Отечественной войны, рядовом труженике северной тайги.
Родился Александр Алексеевич 3 марта 1925 г. в дер. Кожинская Ракульского сельского Совета Холмогорского района. Эта небольшая деревня, состоящая из добротно построенных по-северному домов, стоит на самом берегу р. Северной Двины, окружена лугом, за которым сразу начинается лес. Отец работал лесником и уже с детских лет прививал у сына к лесу любовь. Идут бывало по тропинке через заболоченный сосняк, а отец и говорит: «Ну-ка, Сашка, посмотри за тем вывороченным пнём на грядке, может, репка, морковка есть!». А там оказывались оранжевые ягоды морошки, и радостный Сашка бежал с зажатыми в горсти ягодами вслед за отцом. Учился у отца закреплять капканы на пушного зверя, добывать лесную дичь, а то и выслеживать лося, и даже искать медвежью берлогу.
В Канзовскую начальную школу ходил до 4 класса. Надо было каждый день осенью до ледостава и весной после ледохода утром и вечером переезжать на вёсельной лодке через Двину. Затем учился в Ракульской семилетней школе, здание которой ещё до революции было построено купцом-лесопромышленником Чудиновым. Точные математические предметы давались легко, а вот русский язык осваивался сложнее. Приходилось ещё помогать родителям по домашнему хозяйству, нянчиться с младшими братьями, а их было четверо, с сестрой.
Великая Отечественная война коснулась и семьи Пономарёвых. В декабре 1941 г. был призван на фронт отец, а его место лесника занял 17-летний Александр. В трудовой книжке стоит запись: «10 февраля 1942 г. принят в Орлецкий ЛПХ треста Двиносплав на должность лесника лесопункта Казенщина». Тогда было так принято – место отца, ушедшего на фронт, занимал сын. А потом была похоронка на отца.
7 января 1943 г. Александр Пономарёв был призван в ряды РККА, направлен в Костромское младшее сержантское училище и зачислен стрелком в 123 запасной стрелковый полк. Первые месяцы службы пришлось под Вологдой рыть окопы, строить оборонительные сооружения. С мая по ноябрь 1943 г. проходил обучение во 2-й учебной бригаде. После учебных курсов был зачислен в 167 Гвардейский Краснознамённый стрелковый полк командиром отделения.
Навыки охотника пригодились, но саму войну, её жестокие условия выживания вспоминать страшно. Их, необстрелянных бойцов, по теперешним временам ещё мальчишек, бросили в первый бой на Белорусском фронте. «Грохот орудий и свист пуль, разрывы мин. Было страшно», – вспоминает Александр Алексеевич. – «Всех убивают. Лежишь, зарывшись носом в землю, и думаешь: «Всё, убьют, всех убьют!».
А как всё стихнет, поднимешь голову и видишь, что вокруг тоже шевелятся, как ты, а кто раненый стонет. Говорят, не страшно умирать, нет, страшно, – ещё раз повторяет Александр Алексеевич. – Очень уж злые мы были на немцев. Ведёшь иногда пленного и по дороге расстреляешь от злости», – с болью в голосе говорит он.
В одном из наступательных боёв под Витебском 9 февраля 1944 г. Пономарёв был ранен пулей в левое предплечье. Наверное, это была прицельная пуля, но смерть миновала. С февраля по апрель 1944 г. находился на излечении в одном из госпиталей Горьковской области. С улыбкой вспоминает Александр Алексеевич, как он положенные пайковые сигареты менял на сахар, галеты, печенье, как некурящий. А вот сладкого хотелось. Так за свою жизнь к курению и не приобщился, а вот пуншик в лечебных целях употреблял.
После лечения 20 мая 1944 г. демобилизовали по ранению. Была назначена пенсия по инвалидности. Повреждено сухожилие на левой руке и она повисла плетью, пальцы не слушались и не разгибались. Поезд возвращал его в родные края, за окном вагона чувствовалось, как весна вступает в свои права, всё расцветает и радуется, а для него сознание своей увечности зарождало в душе горькую обиду и боль. Пугало будущее – как жить калекой? Ещё обиднее становилось, когда видел, как его сверстники ловко работают, растаскивая крючками древесину на эстакаде нижнего склада. Постепенно боль и обида проходили, начал учиться работать одной рукой: колоть дрова, косить траву, помогать матери по домашнему хозяйству. Поняв, что на пенсию не прожить, пошёл работать на родное предприятие. 25 июня 1945 г. был назначен инспектором лесной охраны при Орлецом леспромхозе.
С большой благодарностью вспоминает Александр Алексеевич своего первого руководителя – лесничего А.В. Лапко, получившего образование ещё в царское время. По его рекомендации командировали на курсы техников лесного хозяйства при АЛТИ, на которых учился в период с 1 октября 1945 г. по 1 апреля 1946 г. После окончания курсов опять приступил к исполнению обязанностей инспектора лесной охраны. О А.В. Лапко вспоминает как о грамотном и требовательном руководителе. О любом поручении, командировке внимательно выслушает, а потом поправит: «Вот так бы надо, Шурик, сделать». От него-то и научился Александр Алексеевич добросовестности и требовательности, и таким оставался, будучи сам лесничим Орлецкого лесничества. До сих пор бывшие лесники вспоминают, как работали на рубках ухода за лесом. По неделе безвыездно жили в лесу, ночевали в лесной избушке. Всю ночь идёт дождь, сырость, утром с нагретого места вставать не хочется. Все лежат на нарах, а Александр Алексеевич уже на ногах. Объявляет подъём, выговаривая, что разлеглись, как у тещи в гостях. Кто-то из лесников отвечает: «Дождь, сыро, работать не пойдём». В ответ на все возражения слышат: «Плащи вам, зачем выдали?» Напустит холода и сырости в избушку, а то и комаров, кто-то первый не выдерживает и начинает вставать, а за ним потянутся и все остальные. На костре уже варится каша с тушёнкой, брызгает носиком закипевший чайник. А там, глядишь, и день разгуляется. Требовал, чтобы все работы выполнялись согласно Наставлению, а столбы соответствовали ГОСТу. Помнит ветеран и о заложенных пробах И.С. Мелехова.
В военные и послевоенные годы на территории лесничества работал Орлецкий ЛПХ, в котором вывозка древесины осуществлялась по подвесной дороге, строилась Пионерская УЖД. Контора леспромхоза находилась в п. Орлецы, а позднее переехала в п. Зелёный Городок. Жили своей жизнью лесопункта Казенщина и небольшие лесные посёлки: Ульское, Каменное, Хатозеро, Хепальское, Мокруша, Бобриха, мастерские участки: 6-й, 10-й, где работали ссыльные поляки, латыши, эстонцы, те, кого государство считало неблагонадёжными. Особенно тяжело было смотреть, как работали молодые женщины, неприспособленные к тяжёлому физическому труду.
Много было работы по отводу делянок в рубку, часто приходилось ездить в командировки. В одной из них, в деревне Верхняя Паленьга, познакомился Александр с местной красавицей Агнией Иконниковой. Понравился и ей молодой парень, потому и приехала к нему в п. Орлецы. В 1946 г. сыграли свадьбу, и в 1947 г. у них родился первый сын.
Летом дома приходилось бывать редко. Был большой объём работ по отводам. Делянки, в основном, отводились размером 500х500 м, да ещё внутренние визиры прорубались через 100 м, потом таксация, перечёт. По одному месту не один раз приходилось проходить. Бывало, за лето не одни сапоги издерёшь, а брюки «расцветут» лоскутками. Но зато вся работа выполнялась качественно, стояли ровные столбы с аккуратными надписями, промерены все линии и поставлены пикетные колья.
Пока велась конная трелёвка древесины, а деревья валили лучковыми пилами, возобновление леса проходило естественным путём. Об этом можно судить, когда идёшь по старым вырубкам, где стоит густой, почти первозданный лес. В 1947 г. недалеко от посёлка Орлецы, в нынешнем 25 квартале, при участии А.А. Пономарёва были заложены первые культуры сосны на площади 2 га. Почву готовили вручную копачами-мотыгами, а сажали под «меч Колесова». Объёмы искусственного возобновления увеличивались с каждым годом по мере внедрения механизации в лесную промышленность, и к 1958 г. они уже ежегодно составляли до 50 га, а к 1968 г. уже 200 га. За период своей трудовой деятельности Александр Алексеевич принимал участие в создании 3224 га лесных культур. А ещё работы по закладке временных питомников, проведение работ по рубкам ухода за лесом, сенокошение, и, конечно же, охрана лесов от пожаров и лесонарушений.
Вспоминается пожар в 106 квартале (нынешний квартал 56). Дул юго-восточный ветер, горело всё. А пожар в июле 1975 г. тушили всё лето, высохшие долгомошники тлели, как вата в фуфайке.
В Орлецкое лесничество к А.А. Пономарёву я приехала в 1971 г. по распределению после окончания Суводского лесного техникума. Он сразу же включил меня в работу по проверке технологии разработки лесосек, руководству по посадке и посеву леса. В лес ездили по узкоколейке на тепловозе, который уходил со станции посёлка ровно в 7 часов утра. В то время в вагонах ежедневно ездили до ста человек рабочих. В вагонах натоплено жарко, а от дыма курильщиков и крепкого словца уши в буквальном смысле «сворачивались в трубочку» и от стыда глаза опускались вниз. Потом это стало как-то незаметным. В мае идём на освидетельствование делянок в 49 квартал. У Александра Алексеевича в рюкзаке, кроме измерительных инструментов и продуктов лежит небольшой прокопчённый чайник. Мне немного смешно и удивительно, зачем он его за собой тащит? Потом я поняла, как это здорово с устатка у костра напиться ароматного чаю! Вырубленные делянки сдавал мастер лесопункта Казенщина И.И. Анисимов. До хрипоты в горле доказывал Пономарёв нарушения Правил отпуска древесины, фиксировал всё в перечётные ведомости, а потом, закончив приёмку, требовал подписи от всех членов комиссии. Так, постепенно, делясь со мной наработанным опытом, он во всём оставался требовательным и принципиальным. Мог сказать прямо и директору лесхоза, почему всё распределение идёт по остаточному принципу, почему не создаются условия для успешной работы в трудовых коллективах? За эту принципиальность часто был неугоден начальству.
Отработал Александр Алексеевич Пономарёв в лесном хозяйстве с 10 февраля 1942 г. по 30 апреля 1984 г., включая военные годы. Награждён знаком «XXX лет службы в Гослесоохране», медалью «Ветеран труда». Имеет он и боевые награды: медаль «За боевые заслуги» и медаль «За победу над Германией в 1941-1945 годах», орден Отечественной войны I степени и юбилейные медали. «Тогда ведь не за награды воевали, а из чувства долга», – со слезами на глазах говорит мой ветеран. В июне 2009 г. получил Александр Алексеевич юбилейную медаль «65 лет освобождения республики Беларусь от немецко-фашистских захватчиков». Вручить эту медаль приехал Холмогорский военком. Не забывают бывшего фронтовика и в Совете ветеранов, в родном коллективе. Ежегодно к празднику Победы и юбилейным датам рождения вручают поздравления и подарки.
У А.А. Пономарёва трое сыновей и одна дочь, есть внуки и правнуки. После смерти жены переехал из родного дома и живёт в Холмогорах в семье у старшего сына.
Болит старая рана, мёрзнет покалеченная рука, поэтому постоянно одевает рукавицу. Но как оживляется ветеран, когда вспоминает годы работы, интересные случаи лесной жизни! Как теплеют глаза, и появляется желание опять пробежать по лесу в любое время года!
3 марта 2010 г. исполнилось Александру Алексеевичу, незаметному труженику леса, 85 лет! И вот из такой незаметной жизни каждого рядового труженика складывается большая жизнь северного леса!

Вернуться назад