4. Д.В.Трубин. Герои авиалесоохраны

Охранять лес от пожаров – дело особое и благородное, а охранять его дальние просторы с воздуха, вообще, героическое. Этим делом с 1936 г. занимался Северный авиаотряд № 02 Треста лесной авиации, который в шестидесятых годах был переименован в Северную базу авиационной охраны лесов. Героизм северной авиалесоохраны подтверждается тем, что в ее рядах трудились два Героя Советского Союза и много других отважных работников, заслуживших боевые награды на фронтах Великой Отечественной войны. Один из Героев Советского Союза, Павел Тарасович Кашуба, работал в Северной авиабазе до войны, когда она базировалась в Красноборске, а звезду Героя получил на фронте за выполнение особо важного задания. Погиб он в горах Закарпатья, выполняя боевой вылет к партизанам Югославии. Второй Герой Советского Союза, Александр Галактионович Анчугов, работал в авиабазе уже после войны, в семидесятых годах, будучи уже кавалером этой высшей награды.
Павел Тарасович Кашуба родился 3 января 1913 г. в с. Киевка на Ставропольщине. Окончил Краснодарский кооперативный техникум. Учился на планово-экономическом факультете Московского института советской кооперативной торговли Центросоюза СССР.
В 1935 г. призван в РККА. В 1936 г. окончил Ейское военно-морское авиационное училище и служил в ВВС Балтийского флота. В 1937 г. демобилизовался и стал работать начальником штаба, а затем командиром авиаотряда Пятигорского аэроклуба.
В те годы интенсивно формировалась воздушная служба охраны лесов от пожаров. Приказом Наркомлеса № 89 от 8 апреля 1936 г. было образовано по всей стране 4 авиаотряда, в том числе Северный под № 02 с местом базирования в Красноборске. С того момента на окраине старинного патриархального села развернулось невиданное строительство: аэродром, ангары, цеха, производственные и жилые здания. Сельскую тишину нарушили ревы самолетных двигателей. Село наводнили щеголеватые летчики и специалисты. Молодым ребятам из окрестных деревень тоже предоставилась возможность работать в престижной отрасли. Открылись курсы по подготовке летчиков-наблюдателей, парашютистов-пожарных, авиационных мотористов. К сороковым годам в Красноборске было сосредоточено уже более 20 самолетов, которые охватывали патрульными полетами две области – Архангельскую и Вологодскую и Коми республику.
На приоритетное направление, каковым стала авиалесоохрана, привлекались лучшие летные кадры. Павел Кашуба в октябре 1938 г. был назначен начальником Казанчинского оперативного отделения Красноярского авиаотряда № 03, а потом был откомандирован в Северный авиаотряд № 02 в с. Красноборск Архангельской области. Это подразделение было предшественником сегодняшней Северной базы авиационной охраны лесов, которая теперь находится в Архангельске.
Здесь Кашуба тоже работал летчиком пожарной охраны. Он выполнял патрульные полеты по всей зоне обслуживания. Обнаруживал загорания, определял их координаты, немедленно передавал тревожные сообщения на землю, сбрасывая специальные вымпелы с указаниями и распоряжениями в кордоны или лесничества. В довоенные годы пилот Кашуба налетал около ста тысяч километров, почти 2300 часов пробыл в воздухе.
Когда началась Великая Отечественная война, все авиационные подразделения Гражданского воздушного флота были переведены на военное положение. Патрульные полёты по охране лесов резко сократились. Из Северного авиаотряда 120 человек ушли на фронт. Вернулось после войны только 20.
Павел Тарасович Кашуба в составе первой группы красноборских пилотов в августе 1941 г. был направлен в 1-ю эскадрилью Особой авиагруппы связи ГВФ.
С осени 1941 г. Кашуба уже в кадрах РККА. Служил летчиком 2-й авиагруппы особого назначения Генштаба Красной Армии. Выполнял специальные задания в тылу врага – совершал полеты на связь с партизанами, вывозил раненых, высаживал за линией фронта разведывательно-диверсионные группы.
Так уж получилось, что в первые месяцы Великой Отечественной войны многие полки и дивизии Брянского фронта оказались во вражеском окружении. Они вели упорные бои, стремясь вырваться из кольца. 13 октября 1941 г. командующий фронтом генерал А.И. Еременко был тяжело ранен. В своей книге «В начале войны» он вспоминает: «Я был ранен в правую ногу и правое плечо несколькими осколками авиационной бомбы. Этой же бомбой был ранен и секретарь партийной комиссии фронта товарищ Шумок. Мы спаслись чудом. Нас подняли, перевязали и понесли в лес...». Чтобы вывезти из окружения раненого генерала, срочно в тот же день был отправлен в тыл врага небольшой самолет ПО-2, или «кукурузник», как его прозвали фронтовики. Пилотировал его старший лейтенант Кашуба.
«Меня положили в самолет, – продолжает свой рассказ Еременко, – чтобы по приказанию Ставки Верховного Главнокомандования отвезти в Москву. Сел со мной и мой адъютант В.П. Хирных. Взлетная площадка представляла собой поле с высокой стерней, а выпавший накануне снег растаял, и земля раскисла. Все это затрудняло взлет. Двукратная попытка поднять ПО-2 в воздух не увенчалась успехом. Тогда летчик Кашуба попросил меня не брать с собой адъютанта. После того как Хирных, пожав мне руку и пожелав счастливого пути, оставил самолет, нам удалось наконец оторваться от земли. В абсолютной темноте наш «ночной бомбардировщик» набрал высоту и лег на курс... Долгие часы полета, я несколько раз терял сознание». Темной октябрьской ночью 1941 года у деревни Пилюгино Иваньковского района Тульской области упал самолет ПО-2. Два пожилых колхозника, стороживших собранный урожай, слышали прерывистый рокот и чихание в небе мотора, который, вероятно, пытался удержать в рабочем режиме летчик, но вскоре все стихло. В полной тишине самолет планировал на заснеженное поле. Летчик, не выпуская из рук штурвала, продолжал управлять падающей машиной и сумел посадить
ее. Сторожа подошли к упавшему самолету и увидели возле него человека в летном шлеме.
– Кто будешь? – спросил один из них, сжимая в руках винтовку.
– Свой, папаша. Беда у меня приключилась. Помоги скорее, позови людей. Нужны носилки и какая-нибудь телега. Тяжелораненого генерала с фронта вез, да машина моя сдала. Чудом в темноте не разбилась.
Вместе с селянами летчик перенес раненого в избу, заботливо ухаживал за ним, перевязывал. Поил теплым молоком. Шепотом, чтобы не потревожить больного, рассказывал собравшимся в избе людям о том, как был ранен генерал, и о приключениях их «кукурузника».
Летчик не назвал приютившим их людям ни фамилии, ни должности раненого. И только после войны, когда маршал Советского Союза Андрей Иванович Еременко приехал в эти места, колхозники узнали, что под их кровом нашел приют и помощь командующий Брянским фронтом. А летчика, спасшего ему жизнь, звали Павел Кашуба. С тех пор сохранилось единственное известное истории письмо П.Т. Кашубы из действующей армии:
«Генерал-полковнику тов. Еременко.
Прошло 3 месяца, как нас с Вами сблизила Великая Отечественная война – общее дело борьбы с гитлеровскими захватчиками. На всю жизнь останутся в памяти часы, когда я выполнял правительственное задание по сохранению Вашей жизни, которой Вы сами тогда так мало дорожили.
Я сейчас дважды счастлив: первое то, что Вы, кто был так близок и дорог для меня и чья жизнь зависела от моих усилий, – здоровы и беспощадно уничтожаете фашистские орды. Второе – я получил самую высокую правительственную оценку за спасение Вашей жизни – мне присвоено звание Героя Советского Союза. Это обязывает меня быть готовым выполнить любое правительственное задание.
Желаю Вам здоровья и боевых успехов в разгроме гитлеровских банд. До скорой встречи с победой! Ваш Павел Кашуба».
26 ноября 1941 г. старшему лейтенанту Кашубу Павлу Тарасовичу за этот подвиг было присвоено звание Герой Советского Союза. Вскоре Кашуба был назначен командиром экипажа транспортного самолета Ли-2.
Выписка из боевой характеристики капитана Павла Тарасовича Кашубы: «В сложных условиях глубокого тыла противника капитан Кашуба произвел в октябре – ноябре 1942 г. пять посадок в районе горных партизанских лагерей и вывез 85 раненых и больных партизан. За это же время Кашубой совершены восемь полетов по сбросу спецгруза партизанам. В феврале – марте 1943 г. Кашуба совершил 21 вылет в Крым, забросил партизанам 25 тонн различных грузов и 29 парашютистов-подрывников. При выполнении задания в ночь с 14 на 15 марта его самолет был подбит огнем вражеской зенитной артиллерии и совершил вынужденную посадку... Оказавшись на территории, захваченной врагом, Кашуба принял все меры к спасению экипажа и находившихся на борту самолета 11 парашютистов-десантников и вывел их в безопасное место. За отвагу и геройство Кашуба был награжден орденом Красного Знамени и медалью «Партизану Отечественной войны» I степени. Правительственные награды вручены и его славному экипажу».
В 1944 г. он неоднократно летал к партизанам Украины, Белоруссии и Прибалтики. В его боевой характеристике указывалось: «Отличный мастер летного дела, в совершенстве владеющий ночными полетами и посадками на ограниченных и неприспособленных площадках в районах, занятых партизанами. За период с 1941 по 1943 г. Кашуба налетал 1180 часов, из них 315 ночью, совершил 69 ночных вылетов в тыл врага, в том числе 10 с посадкой». К сентябрю 1944 г. он совершил более 200 боевых вылетов в глубокий тыл противника.
В декабре 1944 г. капитан Кашуба, выполняя специальное задание командования, вылетел к партизанам Югославии. Из боевого вылета не вернулся и долгое время считался пропавшим без вести.
Однако, как сообщает директор Ставропольского государственного краеведческого музея Николай Охонько: «Спустя много лет после войны на разбитый транспортный самолет «СИ-47» наткнулись геологи, пробиравшиеся сквозь буковую чащу в южной части Закарпатья. Сегодня в этом месте устремился ввысь обелиск, на котором выбито: «Здесь похоронен летчик Герой Советского Союза капитан Павел Тарасович Кашуба. Вечная память Герою, погибшему в борьбе за освобождение любимой Родины от фашистских захватчиков».
Именем Героя названа улица в г. Дивное Апанасенковского района Ставропольского края, а в с. Красноборск бывшая улица Полутовская тоже носит имя «Павла Кашубы».

Другой Герой Советского Союза, Александр Галактионович Анчугов, работал в Северной авиабазе в 1977-1979 гг., после переезда в Архангельск из города Иваново, старшим десантником-пожарным.
Он родился 5 августа 1923 г. в селе Анчугово Катайского района Курганской области в семье крестьянина. Когда он учился на 1 курсе Копейского горного техникума, началась Великая Отечественная война. В июне 1941 г. Анчугов был призван на воинскую службу и направлен в военное училище. В 1942 г. окончил ускоренный курс Челябинского танкового училища и с августа того же года находился на фронте. Был назначен командиром танкового экипажа 22-й танковой бригады, в составе которой участвовал в боях на Калининском фронте. Боевое крещение лейтенант Анчугов получил в боях под Ржевом. Подбил фашистский танк, но и сам был ранен.
После лечения в госпитале был направлен в 63-й отдельный танковый полк Воронежского фронта. На базе этого полка позднее была сформирована 242-я танковая бригада. В ее составе Анчугов прошел всю войну. Проявил себя смелым воином и находчивым командиром. В 1943 г. за умелые действия в боях на Курской дуге и проявленные при этом мужество и находчивость был награжден орденом Красной Звезды и назначен командиром танкового взвода. За бои по освобождению Украины зимой 1944 г. Анчугов был удостоен второго ордена Красной Звезды.
В ночь на 19 июня 1944 г. его рота 1-го танкового батальона 242-й танковой бригады (31-й танковый корпус, 1-й Украинский фронт) ворвалась в село Ясенов (Бродский район Львовской области) и перерезала шоссе Броды Львов, по которому осуществлялся крупный маневр противника. Огнем и гусеницами гвардии старший лейтенант Анчугов уничтожил два пулеметных расчета, тягач, восемь подвод с вооружением и 35 вражеских солдат и офицеров. Было подбито несколько фашистских танков.
Через день, развивая успех и выполняя задачу по овладению поселка Олеско и деревни Хватув (Бусский район Львовской области), рота Анчугова уничтожила 5 противотанковых орудий, 4 тягача и свыше роты гитлеровцев. В разгар преследования отступающего противника командир роты был ранен в голову осколком вражеского снаряда, но продолжал руководить боем.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 сентября 1944 г. командиру танковой роты за мужество и отвагу, проявленные при разгроме вражеского противотанкового узла под Львовом, гвардии старшему лейтенанту Александру Галактионовичу Анчугову присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 4494). О присвоении высокого звания герой-танкист узнал в госпитале. После выздоровления в январе 1945 г. был направлен на учебу в Высшую офицерскую школу. После Победы продолжил службу в армии. С 1956 г. гвардии подполковник Анчугов – в запасе.
После отставки Анчугов некоторое время жил и работал в городе Иваново, а позднее переехал в город Архангельск. Здесь боевые друзья помогли устроиться в Северную авиабазу. Возраст 54 года и воинская закалка еще позволяли работать. Стал трудиться старшим десантником-пожарным в Архангельском авиаотделении в Кегострове и на Левковке. Не раз в составе вертолетного десанта вылетал на пожары, командовал группой и сам на огневом рубеже орудовал лопатой или другими средствами.
Скончался Александр Галактионович 1 октября 1979 г. и похоронен в городе Архангельске.
Наверно неслучайно, заслуженный ветеран войны, Герой Советского Союза оказался в штате Северной базы авиационной охраны лесов. Там с первых послевоенных лет работала дружная команда летчиков-наблюдателей, парашютистов-десантников, других специалистов авиалесоохраны, связанная боевым братством. На фотографии 1949 г. запечатлен коллектив авиалесоохраны во главе с командиром Вячеславом Васильевичем Подольским. Как видим, у него на груди тоже боевые награды: два ордена Красной Звезды. И у большинства других работников видны боевые ордена и медали.

Боевым лётчиком был Андрей Михайлович Масленников. С первых дней войны выполнял
боевые вылеты на бомбардировщиках ДБ-3 и СБ. Был награжден многими боевыми наградами.
С 1946 по 1954 гг. работал в Северной авиабазе летчиком-наблюдателем. После некоторого перерыва он в 1976 г. вернулся в авиалесоохрану и продолжал работать в Северной авиабазе на разных должностях еще продолжительное время.

Александр Сергеевич Жданов тоже воевал с первых дней войны на Юго-Западном фронте. Награжден орденом Красной Звезды и другими наградами. Пришел в авиабазу по окончанию курсов летчиков-наблюдателей в 1949 г. и отработал в ней почти 40 лет. Помимо боевых наград имел почетные знаки за «Х», «ХХ» и «ХХХ лет службы в государственной лесной охране Российской Федерации», медали «За доблестный труд» и «Ветеран труда», избирался депутатом Архангельского горсовета.

Сергей Васильевич Хромцов, гвардии капитан запаса, воевал на фронтах Великой Отечественной в танковых войсках с 1943 г., кавалер боевых наград. Работал летчиком-наблюдателем в Северной авиабазе с 1949 г., а после выхода на пенсию в 1972 г., – инженером по автотранспорту и инженером по технике безопасности.
Работали в послевоенные годы в авиабазе и другие участники войны. После демобилизации, наверно, непросто было возвращаться к мирной жизни. Куда, например, устроиться артиллеристу или пулеметчику? Но в Северной авиабазе охотно принимали прошедших огонь и воды фронтовиков, особенно летчиков и воздушных десантников. Ведь надо же было замещать тех, не вернувшихся с войны 100 выученных специалистов. Благодаря этому в течение последующего десятилетия штаты авиабазы восполнились надежными, прошедшими боевую выучку летчиками, летнабами, парашютистами.

В среде фронтовиков выросло следующее поколение работников авиалесоохраны, уже послевоенное, но в детстве опаленное войной. Оно приняло от них мастерство, добрые традиции и эстафету «воздушных охранителей» наших лесов. В 1967 г. с уже 14-летним стажем летной работы заступил на должность главного летчика-наблюдателя авиабазы (поздней эта должность называлась заместитель начальника по летной работе) Николай Алексеевич Тулисов и работал в ней до 1993 г. Проходили выучку у фронтовиков начальники Северной авиабазы Леонид Иванович Сюземин и Николай Иванович Андрющенко, а также командиры авиазвеньев и летчики-наблюдатели: Виктор Максимович Алещенко, Валерий Дмитриевич Виноградов, Ратушный, Анатолий Иванович Шарковкин, Евгений Васильевич Тикачев, Флор Французов.
Сейчас они и сами ветераны, но вспоминают подчас, что работа летчиков-наблюдателей и в мирное время сродни боевым вылетам. Они часами барражируют над лесными массивами области по заданным маршрутам. При обнаружении дымов, устремляются к местам их источников, оценивают масштабы бедствия, определяют координаты и принимают решения: сбрасывать группу парашютистов-пожарных или передать в лесничество распоряжение об организации борьбы наземными способами. Летчик-наблюдатель – это не простой пассажир самолета. По должности он второй пилот, то есть при необходимости берет на себя управление самолетом. Он ответственный за жизнь парашютистов-пожарных и других участников борьбы с огнем.
Парашютист-пожарный – тоже героическая профессия. В Северной авиабазе, в 10-ти ее авиаотделениях в разные годы работало их до 250 человек – «…десятый наш десантный батальон!». В основном, это молодые ребята, отслужившие в десантных войсках. Им приходится десантироваться в самых удаленных лесных уголках области, прямо в лес или на топкие болота и захламленные вырубки, в дыму и копоти, в обжигающей жаре тушить хищные языки пламени. Нередко случалось вставать на пути верхового пожара. Потом, после тяжелых боев с «огненными петухами» приходилось днями дожидаться вертолетов, доедая последние сухари, или выбираться из дальней глухомани пешком.
К боевым подвигам нашей авиалесоохраны можно причислить ее работу в годы чрезвычайной горимости лесов: 1961, 1972, 1997. Тогда количество лесных пожаров и их площадь превышали их средние показатели в десятки и сотни раз. Это были огненные катаклизмы, но работники авиалесоохраны совместно с коллегами из лесхозов и лесничеств выстояли и преодолели огненную стихию. В тех подвигах была заслуга и фронтовиков-лесников, участников Великой Отечественной войны. Именно они научили своих молодых коллег стоять насмерть.
А в годы войны, когда весь мужской состав авиалесоохраны был востребован на фронт, потому что их профессии летчиков и парашютистов очень были нужны в действующей армии, огненная стихия не внемлила мольбам лесников и продолжала то тут, то там пожирать лесные богатства. Тогда на смену мужчинам на огненный рубеж пришли молоденькие девушки. В 1944 г. для них были проведены даже специальные «девчачьи» курсы. Многие из них уже работали в авиаотряде парашютистами-пожарными. К сожалению, история сохранила не все имена тех героических девушек, которые спасали северные леса от пожаров в годы войны, но в Северной авиабазе хранят пожелтевшие фотографии тех времен, которые запечатлели тех героических девушек.
Некоторые имена тех девушек помнят сегодняшние ветераны авиабазы. Первыми женщинами летчиками-наблюдателями и парашютистами тогда стали: Груздова (в девичестве Шумилова) Евлалия Платоновна, Ратушная (Зацепина) Мария Андреевна, Суханова Милентина Павловна, Рычкова (Поздеева) Нина Алексеевна. Хранят в авиабазе память о легендарной девушке-парашютистке Борисовой Гее Алексеевне. Здесь же работали парашютистами и два ее брата. Одна из тех выпускниц военных курсов 1944 г. – Е.П. Груздова долгое время, до 1967 г., занимала должность главного летчика-наблюдателя авиабазы, а иногда исполняла обязанности и начальника авиабазы. В 1986 году она вместе с другой легендой северной авиалесоохраны, Олехнович Гертрудой Терентьевной, были почетными гостями на 60-летнем юбилее авиабазы. В шестидесятых годах Олехнович в составе женского экипажа самолета ИЛ-18, под командой Героя Социалистического Труда Л.М. Улановой, ставила мировые рекорды среди самолетов этого класса.
Сейчас уже давно все вернулось на круги своя. В небе только мужчины. Те фронтовики, о которых рассказано выше, а в последующем их преемники и командиры ВДВ воспитали хороший коллектив, заложили добрые традиции летного братства и трепетного отношения к родным лесам. Лесоводство и воинская дисциплина часто идут рука об руку.
Как уверяет начальник Северной базы авиационной охраны лесов Юрий Федорович Антуфьев, который в год издания нашего сборника за тридцатилетнюю службу в авиалесоохране получил звание «Заслуженный лесовод Российской Федерации», российская авиалесоохрана лучшая в мире. Она отличалась исключительной мобильностью. Бывало, в течение дня наши ребята десантировались в Якутии или на Магадане, или наоборот, мы через несколько часов после обращения получали помощь из Красноярска или Томска. Ну и подготовка наших воздушных пожарников всегда остается на хорошем уровне. Недаром ее команды парашютистов-пожарников частенько приглашают в зарубежные страны на помощь тамошним лесным службам. В США в восьмидесятые-девяностые годы регулярно ездила сборная группа российских пожарных, человек 20-30, на сезонные работы в американские авиабазы. И наши архангельские ребята ездили. А ведь известно, что янки привыкли привлекать только лучшие кадры. Спасали наши ребята леса и в Греции, на горах древней Эллады. Естественно, и архангельские леса под их надежным прикрытием. И все потому, что эстафета поколений в авиалесоохране несет тепло рук фронтовиков.

Вернуться назад